?

Log in

No account? Create an account

Макаренковед

У человека должна быть единственная специальность - быть большим человеком, настоящим человеком.

Previous Entry Share Next Entry
Не может нормально жить, расти страна, в которой погасло чувство патриотизма
sergeyt81

Антон Семенович КалабалинПоследнее интервью Антона Семеновича Калабалина. Статья предоставлена музеем Макаренко.

Антона Семеновича Калабалина хорошо знают наши читатели. Сын любимого ученика А. С. Макаренко Семена Калабалина, он, как и отец, тоже стал педагогом — ярким, талантливым, умевшим найти общий язык с самым отпетым хулиганом.

Антон Семенович… Его назвали в честь Макаренко, и он был достоин великого имени. Год назад Калабалина не стало. Остались его мысли, энергия, победительная вера в силу педагогики. Вот что думал он о патриотическом воспитании:



НЕ СТЕСНЯЙТЕСЬ ГОВОРИТЬ О ЛЮБВИ

— Когда после революции, после Гражданской войны, после Великой Отечественной в нашей стране остались миллионы сирот, миллионы беспризорных, все понимали: таково наследие страшных времен. Оборванные, босые дети бродили по стране с одной мыслью: выжить. А за счет чего, какой ценой — об этом они думать не могли. Но сегодня, когда нефтедоллары триллионами льются в нашу казну, мы тоже видим на улицах, на вокзалах тысячи заброшенных, голодных детей. Чем это можно объяснить? Только одним: они не нужны своей стране, она их не любит. И дети отвечают ей тем же. Они убегают из своего дома, своего города, выживают, осваивая волчьи законы выживания.

В стране произошла еще одна революция, бескровная, в которой нравственность побеждена рублем, жаждой наживы. Но не может нормально жить, расти страна, в которой погасло чувство патриотизма.

Макаренко вернул к высоконравственной жизни тысячи пацанов. Ни один из воспитанников не подвел его. Коля Шерстнев, бывший рецидивист, выучился на врача, стал одним из тех, кто поднимал Комсомольск-на-Амуре, теперь он — почетный гражданин города. Мой отец, когда началась война, передал руководство детским домом жене, моей маме Галине Константиновне, а сам стал разведчиком. Он проник в немецкую разведшколу, был заброшен фашистами к нам в тыл, откуда передавал в ставку врага дезинформацию в важнейший для страны момент — подготовки к Курской битве.

Еще потрясающий факт, характеризующий выпускников Макаренко и Калабалина, — ни в одной из их семей не было разводов. Они умели красиво жить и красиво любить.

Макаренко создал великую модель воспитания. К нам в педагогический музей А.С. Макаренко, директором которого я являюсь, приходят сотни людей за ответом на вопрос: как в наше время воспитать нравственного человека? Как сделать его красивым, счастливым? Даже из военных училищ приходят: вот в колонии Макаренко, в детских домах, которыми руководил С. А. Калабалин, не было дедовщины, а ведь там тоже было замкнутое пространство, вроде бы все условия для унижения слабого сильным.

Что же с нами произошло, если спустя почти семь десятков лет после Победы число беспризорников в стране достигло послевоенного? Пропала духовность, чувство любви к родине. Назову одну из причин: не знаю, какой еще народ так хает свою страну, как наш. Все в прошлом было плохо, давай это рушить, бери, хватай, что можешь… Алчность, лютая жадность, страсть любой ценой ухватить кусок вкусного пирога просто поражают. И надо признать, в этом виноваты мы все — пропустили наверх тех, кто и рядом с властью находиться не должен.

Не может нормально жить, расти страна, в которой погасло чувство патриотизма

В начале 90-х годов я поехал с группой сотрудников детских домов в Испанию за опытом. У нас сложились прекрасные отношения с принимающей стороной. Мы много говорили, спорили, под конец дали такой концерт! А испанцы все время удивлялись: «Вы, не зная языка, так понимаете детей! Вы так интересно рассказываете о своих учителях! Мы знаем других русских». — «А какие это — другие?» — «Они с трибун ругают Россию, а в перерывах бегают по магазинам».

А мы за границей ощущали себя представителями великой страны. Да, в ее прошлом было много тяжелого, плохого. Но было много и хорошего. Вот я выступаю перед зарубежными коллегами, и меня слушают. Это не моя заслуга — в меня вложили свои знания, таланты сотни людей. Патриотизм — это глубокое понимание того, что для тебя сделали другие, твоя страна, поколения учителей, воспитателей, спортивных тренеров, преподавателей вузов…

Я, сын директора детского дома, вырос в детских домах. Все воспитанники были моими братьями. И есть у меня такой брат — Дима Барсков. Он рано потерял родителей, почему и оказался в детдоме. Прекрасный человек, окончил авиационный институт, женился, две дочери у него. Однажды он задумался: а что я могу передать своим дочерям, я, сирота, не знающий своего родства, человек без прошлого? И он кинулся искать свое прошлое. Поехал в свой Шатурский район, докопался аж до XVII века! Открыл не семью, а целое поселение, где все — ему родня. Дима Барсков теперь не сирота, его родословной целых триста лет!

Шикарную книгу обо всем этом написал Дима. И поделился в ней своим открытием: человек отвечает не только за себя, а за свою фамилию. В его случае — за всех, кто триста лет жил до него. И перед ними отвечает — своими делами и поступками.

Вот в этом — Димин патриотизм. Я тоже патриот. Я ношу имя Макаренко, великого человека, и не могу его уронить. А воспитанники моего отца — они не просто Дима Барсков, Витя Слободчиков, Володя Морозов, они еще и дети Калабалина-старшего. И у нас огромная династия братьев и сестер, которые не могут поступить недостойно — это бросит тень на все наше братство.

Патриотизм начинается с семьи, и хорошо бы детям знать свою родословную — ну хотя бы до прабабушки докопаться. Это будет той базой, на которой можно строить свой дом. Быть родителем — нелегкая ноша, особенно в наше время. Но многие мамы и папы, похоже, об этом не задумываются. В десять вечера подросток подрался на улице. Мамина реакция: «Вот до чего школа дошла, не могла объяснить парню, что драться нехорошо». А мама-то где была? Еще пример: папа пьет, курит, а сыну грозит: ты не пей, замечу — выдеру.

Да, быть родителем очень нелегко. Зато и влияние хорошего отца или матери ни с каким другим не сравнится. У меня в училище был паренек. Я заметил, мальчишка стесняется сказать, что он родом из липецкой деревни. Пригласил маму приехать, познакомился с ней. Оказалось, чудесная женщина, трудяга. Руки у нее потрескавшиеся, как земля в какой-нибудь пустыне. Я ее сыну такую балладу о матери рассказал… Некоторые родители, сытые, благополучные, не смогли своих детей толком воспитать. А твоя мама на картошке тебя подняла, ты об этом подумай! И знаете, парень другим глазами стал на маму смотреть.

Нужно уметь видеть хорошее и отделять его от того темного, плохого, что принесло наше время

Понимаю, как трудно сегодня воспитать детей в духе патриотизма, когда со всех каналов телевидения льется грязь на наше прошлое, а наше сегодня представляется как серия катастроф. С чего начинаются утренние новости? Кого-то зарезали, кого-то подожгли. И ты получаешь заряд уныния и пессимизма на целый день. Но неужели же у нас даже в этой рваческой атмосфере не вырастают настоящие люди? Вырастают. Вот совсем недавно был случай — полицейские заслонили собой подростков от пуль пьяного дебошира. Это наши ребята — герои!

Нужно уметь видеть хорошее и отделять его от того темного, плохого, что принесло наше время — время конкурентоспособности, как его называют. Должен ли человек быть конкурентоспособен? Абсолютно! Без этого я не выиграю чемпионат мира, не обгоню одноклассника на стометровке, а как хочется! Но в первую очередь человек должен быть нравственным, порядочным, любящим — и не себя, а кого-то и что-то.

Сегодня все стремятся получить образование. А его составляют две вещи — нравственность, то есть душа, и социализация, то есть знания и умение их применить. Но слишком многие стремятся получить «корочки» любой ценой, нередко и за деньги. Было ли такое раньше? Да, было. Но такой человек был весьма заметен на общем фоне, хитрость, ловкачество не поощрялись обществом. Казнокрадство, вымогательство взятки считалось постыдным.

А сейчас, говорят некоторые, стыдно не красть — вроде ты идиот какой-то, если не воруешь. Я, в силу возраста, человек уходящий. И не хочу давить на детей своим авторитетом. Но хочется, чтобы они понимали нас, проживших счастливую жизнь, потому что главным в ней было нечто нематериальное, возвышенное.

На хитрости и двойных стандартах общество долго не протянет, оно развалится. И потому нужно объяснять детям, что счастье — не в супермашинах, что жить ради денег скучно. А радостно жить ради интересной работы, ради своей семьи, ради тех, кому ты можешь помочь. Ради нашей родины, и не надо стесняться этих слов. Когда они искренни, они возвышают человека, наполняют его будни энергией радости и праздника.


  • 1
Замечательное интервью. Какой год?

Точно не скажу. Примерно года полтора назад.

  • 1